.:: Международный клуб Гецевичей ::.
:: 
:: 
    
 ::
 ::
 ::
 ::
 ::
 ::
 ::
 ::
 ::
 ::


Статьи

Новый острог Минска и его обитатели

 Трехэтажное прямоугольное здание с четырьмя круглыми башнями на углах, выполненное в так называемом ретроспективно-замковом стиле, выросло на западной окраине Минска в 1825 году. Было ли случайным появление тюрьмы именно на этом "пятачке" (прежде здесь заканчивалось пустырем Романовское предместье) - сказать тяжело. Точно так же, как трудно ответить теперь на вопрос, являлось ли простым совпадением строительство в Минске укрепленного острога в знаковый для Российской империи год. Ведь не успевшие еще распахнуться железные ворота Пищалловского замка (первоначально тюрьма называлась так - по фамилии ее архитектора) пропустили через себя десятки единомышленников декабристов, вышедших на Сенатскую площадь Петербурга. А спустя всего пять лет сотни белорусских патриотов - участников национально-освободительного восстания 1830-1831 годов - были заточены в камеры новой городской темницы...

Минский губернский острог, как именовалась в те годы тюрьма в официальных документах, был рассчитан на 246 человек (к слову, в настоящее время здесь содержится более 2200 узников!). До лета 1825 года "местом жительства" всех минских заключенных был старый деревянный, окруженный частоколом острог на Губернаторской улице (в наши дни на этом месте размещается 3-я клиническая больница - ул. Ленина, 30-32). Однако в начале 1820-х ветхость старого острога достигла такой степени, что минский губернатор Гецевич обратился к министру внутренних дел империи с просьбой разрешить строительство в городе новой тюрьмы.

Специально созданный комитет рассчитал стоимость строительства острога - 239.283 рубля и 20 копеек. В декабре 1821-го состоялись торги, на которых право возведения новой тюрьмы досталось помещику (и по совместительству архитектору) Рудольфу Пищалло, возглавившему позднее тюремный комитет губернии. Он взялся построить "каменный замок с оградою и железною крышею" "всего" за 226.850 рублей, то есть на 12.433 рублей и 20 копеек дешевле запланированной стоимости, что по тем временам составляло умопомрачительную сумму. По контракту Пищалло обязался приступить к постройке 15 мая 1822 года, а закончить не позднее 15 мая 1825 года.

"В декабре 1824 года Пищалло донес, что постройка уже кончена, и он просит принять острог в казенное ведение, что и было сделано 30 января 1825 года", - напишет в 1869 году в отчете о деятельности тюремного комитета его очередной директор Модест Мудров. Это во времена его директорства в Пищалловском замке были устроены школа, библиотека, а также расширена больница (почти до середины ХIХ века на больных арестантов вообще не обращали внимания, и лишь изредка тяжело захворавших отправляли на излечение к ксендзам-бонифратам).

Вскоре после принятия тюрьмы под надзор минского полицмейстера было решено перевести сюда арестантов, предварительно освятив замок с устроенной в нем церковью. "Высокопреосвященнейший архиепископ Анатолий, - пишет Мудров, - предписал исполнить это члену Консистории священнику Шимановскому. Но поскольку церковь оказалась построенною алтарем на запад, то прибывший 27 мая 1825 года священник отказался освятить ее и острог. Между тем, ветхость старого острога требовала немедленного перевода арестантов в новый, и потому, по настоянию губернского правления, освящен был, впредь до переделки церкви, один только острог".

Любопытно, что церковь, требовавшая переделки алтаря с запада на восток, исправлена была только в 1829 году. Впрочем, богослужения в ней и после этого совершались нерегулярно, а священнослужители приглашались по мере надобности. Постоянный же православный священник в Пищалловском замке появился лишь в марте 1851 года. Время от времени наведывались сюда католический ксендз и протестантский пастор. Иудеи устроили себе молельню в одной из камер, куда по большим праздникам приглашался раввин. На другом этаже в специально отведенном помещении молились осужденные минские мусульмане.

В начале 30-х годов ХIХ века, "дабы пресечь праздность и отвращение от труда в арестантах", возле Пищалловского замка был разведен огород, который сперва обрабатывали сами заключенные, и продукты с которого шли на приготовление им пищи. Но поскольку арестанты работали крайне неаккуратно, крали овощи, то вскоре было решено отдать огород в аренду подрядчику. Не вышла также у администрации острога затея с привлечением заключенных к помолу ржи. Еще в 1837-м тюремный комитет закупил несколько ручных мельниц, однако арестанты, тяготясь этой нелегкой работой, умышленно портили орудия труда, отчего их приходилось часто чинить. В итоге в начале 1850-х все мельницы было решено продать.

Впрочем, при всем этом нельзя утверждать, что у минских арестантов вовсе не было охоты к труду. "Совершенная праздность и для них тяжела, - вспоминает Мудров, - так что многие сами просили работы и устройства мастерских". Помимо работы в столярных, портняжных и сапожных мастерских, заключенные, согласно отчету 1851 года, занимались выпечкой хлеба, витьем веревок, сооружением земляного вала вокруг кладбищ за Минском и пересыпкой мостов в самом городе. А в 1857 году силами пищалловских узников было разрушено старинное здание городской ратуши в Верхнем городе.

Заработанные арестантами деньги шли отчасти на улучшенное питание, а частично выдавались на руки. Каждый мог потратить их по своему усмотрению на мини-рынке, организованном... во дворе тюремного замка. Об этом свидетельствует любопытное описание рядового острога середины ХIХ века, приведенное в книге Андрея Заерко "Тюрьмы Беларуси":

"Во дворе, обнесенном высоким каменным забором, с утра до вечера толпился самый разнообразный народ: конокрады и мазурики, пропившиеся чиновники и старцы-раскольники. Двор скорее напоминал рынок, тем более что повсюду шныряли торговцы всевозможным барахлом. Продавалась махорка на закрутки, рубашки без рукавов, килька под водку и прочее".

 

 

Биографии Репрессированные
Легенды Публикации о Гецевичах
Архивные документы Интернет-сайты Гецевичей
Метрики Военные донесения

хостинг: